Воскресенье, 19.11.2017, 00:24
Приветствую Вас Гость | RSS

Форма входа

КОТОРЫЙ ЧАС?

Поиск

Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » ПРАВОСЛАВИЕ » Правила и каноны

ЗАГОВОР И МОЛИТВА (ОТЛИЧИЯ)

Заговор и молитва

Споря о молитве да заговоре, частенько спорят... о другом
По моим наблюдениям, споря о различии заговора и молитвы, на самом деле, не редко, спорят о... другом:

О том, как отличить церковное от нецерковного
И правда, одни заговоры да молитвы уже с первого взгляда как бы кричат: я заговор или я молитва, и о них не спорят. Но не мало и таких, что различий в форме нет вообще. Но когда один из собеседников, а то и оба, церковное от не церковного только по форме и могут отличить, то и спорят, или желая одно выдать за другое, или из одного в другое "отмиссионерить", оправдать или уличить. А сам спор даже бывает в радость взаимную. Потому что одни через него пробуют понять суть церковного, другие паранормального, третьи ещё чего-нибудь. И всем хорошо :-) Потому что о «таинственном», «духовном», «высоком», или просто непонятном и запутанном удалось поспорить, поговорить.

О том, как различить святое и дурное
Это другой вопрос, который часто скрывается за спором о разнице заговора и молитвы. Но как раз из-за свой большей важности, чем первый, формальный, ещё больше превращающий споры в нескончаемый холивар. Церковные, когда чуют хорошее, но сказать толком не умеют, то описывают это как молитву, когда сомневаются, то не знают, как описать, когда хотя ругнуться, то описывают как заговор. Хотя иногда уходят из содержательного различения святого и дурного в форму. И на такой случай тоже уже изобретено выражение, которое обычно не бывает предметом споров только из-за равнодушия к нему непосвященных. Это выражение "тайносовершительные слова". Но оставим их. В русском языке так уж сложилось, что слова «заговор» и «молитва» имеют не только предметное значение, но и оценочное значение. И при этом «молитва» — несёт нейтральную или позитивную оценочность. "Заговор" — нейтральную или отрицательную. Не мало и других подтекстов у холивара «заговор-молитва». Но вы их сами знаете, и без труда ещё отыщите. И потому я заканчиваю о предметной подоплеке подобных споров. Вот только ещё замечание о контексте и языке.

В языке не мало слов спорить о которых вне контекста бесполезно.
Многие слова определяются однозначно только в контексте. Даже самые обычные. Скажем, слова «погладить» или «побить». И правда: не уточнив, кого, где, когда, чем да зачем — бесполезно спорить, нужно сперва ситуацию прояснить. Но хотя это все знают и обычно так и поступают, но в случае холиваров молитва-заговор вдруг забывают, что у половины спорщиков контекста то нет. Вернее есть, да спорщики не договорились, и у каждого конечно свой. Но вот такая нечеткость слов не только минус языка, но и плюс. От неё у языка гибкость, и возможность описывать прежде не описанное.


Общее и различное у заговора и молитвы

Молитва — это всегда общение и обращение.
Больше вне контекста тут совершенно ничего нельзя сказать. Может этот крик души, а может буквы на бумажке, а может просто кто-то бубнит. Может, поминает Иисуса, может Магомета, а может гуру с третьей планеты. Слово «молитва» лишь описывает тот общечеловеческий факт, что люди, время от времени общаются и обращаются.

Обращаются в смысле поминовения тех или иных персон, имен, лиц или сил. А общаются в смысле «возведения ума и сердца к… » (по Златоусту), или проще — под внешним обращением предполагается и некое внутреннее содержание. Не только коммуникация, но и волевое, эмоциональное, духовное сообщение и единение с ним. Ну, с тем, кого поминаю, чьё имя призываю, кому молюсь.

Все эти недоговорки уточняются только в контексте. Вне него слово «молитва» лишь вот такая заготовка, языковой шаблон, готовый ухватиться за уточняемый факт. И больше ничего.

Заговор — это сладкая парочка: 1) особая языковая форма плюс 2) «работа», усилие её применить.
Больше, вне контекста тут также ничего не скажешь. Только напутаешь. Может за словом "заговор" — инструмент, которым человек старается решить свою или чужую проблему, а может — веселое заклятие, может — оберег на монашеском поясе (Живый в помощи Вышнего), а может — чары зловещего да ужасного колдовства (тм). А то и речевка-причиталка на богатство там, счастье, да на любовь. И не обязательно в каких-то ужасных демонических смыслах. Хотя... и на такое любители есть. Но у большей части народа — во всех лучших и положительных. Всё зависит от того, какова культура, каково окружение, каков человек.

Заговор есть особая языковая форма — в смысле, что сам синтаксис заговора (фразы или текста) имеет своеобразие в своей риторике. Просто даже как жанр слога. Хотя и инструментальный, а не развлекательный жанр. Заговоры строятся по шаблонам. Но это ещё не значит, что они ужасны или прекрасны. По шаблону строят и дом, и школьное сочинение, и даже звездочки в небе, наш ум расставляет созведиями, подбирая под них то одну, то другую особую форму, шаблон

Заговор есть «работа» — в смысле, что заговор не просто бубнеж, но психологическое и даже физическое усилие. Непроговоренный заговор ещё не заговор. Его нужно обязательно отработать, и проговорить. И это не привязка к этимологии: говорить-заговорить, так бы и молитву можно привязать: молить, молвить, молва, как и коляды: колдовать, колядовать. В заговоре важно, вот это вот усилие. Чтобы было оно, хоть как. Однако ж и тут — не только в заговоре оно важно. Некие монахи, чуть о другом тоже говаривали, что не без усилия, что прям "кровь проливать". Из чего, кстати, уже и следует, что заговор не обязательно «духовная» работа, и не обязательно особая языковая форма. Но такой вот их дуэт, такой инструмент, опытно найденный, и склеенный из двух — этого да того, формы и работы. И на этом тоже хватит, потому что дальше без контекста ничего.

Заговор и молитва — посылы, усилия духа.
Общего у заговора и молитвы — что это посылы, усилия духа. На что бы не направлялся, и каким бы ни был тот дух.

Посылы по содержанию бывают святые, бывают дурные. Чаще бывают бестолковые.
Посылы по характеру бывают скромные или наглые, рассеянные и с сомнениями, или дерзкие и с с уверенностью.

Но молитва — имя для самой сущности посыла. И хотя оценочность, запрятанная в слове «молитва» не позволяет языку внецерковные посылы называть молитвой, это лишь особенность слова, а не духовного факта. Сама же молитва и есть посыл. И не важно, разрешает ли так выразиться язык.

Вот и Павел некий писал что-то там о духе, который как-то сам там молиться «воздыханиями неизреченными». Говоря по-нашему, по-современному — о динамике духа.

Молитва и есть — это сама эта динамика духа. Его движение, усилие, действие его. Если её нету, то нет и никаких молитв, хоть всю Псалтирь по листочкам проглоти, хоть сам в кадильницу влезь. Когда же есть, то хоть назови и заговором, всё одно — молитва. Потому что молитва это, прежде всего, посыл.

Молитва предполагает участие
Молитва всегда предполагает участие… другого духа. Заговор не исключает, и не запрещает, но свободен от этого. Молитва предполагает участие всегда. Даже молитва в виде «пусть сдохнут все мои враги» а ля Моисей с воздетыми руками перед битвой (конечно в красивых и правильных словах), потому молитва, что предполагает участие духа-Бога, который и поддержит, и усилит, и укрепит, и вдохновит.

Святая молитва предполагает участие святого духа. Дурная дурного.
Конечно, бывает, что человек молится сам_не_знает_о_чем, да и каким духом, да и молится ли он вообще — так, что-то он где-то прочитал, ага «от-че-на-ш», или «сата-на-ил-са-та-на-ил». Оно, конечно может и тоже, встанет в молитву, но это уже по усмотрению духа. А так без его участия, и когда нет никакой динамики, то уже и молитва не молитва, а так — пустое и суета (с).

Заговор — это прежде всего, инструмент.
Заговор это прежде всего сам инструмент — текст (фраза), сам синтаксис, сама лексика, и только потом то, что за нею стоит. Ага, усилие. Тот самый посыл. И заговор не обязательно предполагает ещё чье-то участие. Хотя ... и не исключает. Просто в заговоре не это главное. В заговоре, участи вне контекста не определено.

В заговоре главное: форма, усилие и цель.
В заговоре главное: форма, усилие и цель. И опять же язык не позволяет нам многие фразы, используемые в церкви, описывать как заговоры. Но это снова о слове. Сам же заговор и есть инструмент, орудие. И тут уже не спасет церковная стилистика. Если отцу Иоанну важно лишь правильно (форма) освятить  воду (цель), и народ в возбуждении стоит с бутылками, то хочешь не хочешь, тут он и есть «заговор». А была ли молитва? А это уже к отцу Иоанну и собравшимся. Это у них спрашивать, какова была динамика их духа возле бутылок, возводились ли к кому сердце и помыслы, в какое и с кем «воздыханиями неизреченными» входил в тот момент в общение их, у каждого личный, и у всех вместе соборный дух.

Ну и напоследок.
Споря о заговорах и молитвах порой просто разгораживаются знаками слов, подобно как католики и православные левым и правым крестом, а новообрядцы и старообрядцы числом перстов, да в какую сторону кадить. Споря о заговорах и молитвах, часто просто «миссионерят» не в духа святого или дурного, а в церковь, в тусовку, в свои знамена. Или наоборот, используют церковные формы, как удачнейшие заговоры. А как иначе выжить, когда вместо исповедания веры случаются казни, аресты, или там какая слегка навязчивая реституция. Когда вместо храма духа, конюшни банкинга. Да и ладно бы с банкингом, хуже другое — возводится клевета на духа, что он случается на посылках. Ну, он, конечно сходит. Он не гордый. Да только что удивляться, если вдруг пойдет да в заговорах заговорит. Как те камни, ага...

Итого:
Молитва — динамика духа. А «воздыханиями не изреченными» потому что человеку нужно ещё облечь в слова то, что дух в нем говорит, то, какова его форма, участие, и куда он человека ведет. Заговор же — полнейшая противоположность, он наоборот начинается с формы, фразы, её структуры. И фраза используется как орудие, для хорошо осознанных ясных и четких желаний. И в этом плане заговор конечно прозаичнее. Ничего высокого и не изреченного в нем, конечно же нет. Но вопрос не закрывается — человек использует форму, но в человеке живет же и дух. И потому, спор заговор-молитва — не прекращающийся холливар. О некоторых его причинах упоминал уже в самом начале. И упоминал, что не надеюсь на его прекращение, ибо споря о молитвах спорят не о молитвах. Но, надеюсь, что хоть некоторые недоразумения, хоть и бестолково, но устранил.

Как бы так, покрасивее закончить...

Ну, молитва, она всегда живая, даже если это страшная молитва.
Молитва, как вода, исходит из источников жизни самого человека. И потому как песни молитвы ещё и поются. Она, в идеале и исходно спонтанная, настоящая, плачущая, разящая или благодарящая. А заговор всегда, некоторым образом не жив, ибо вещь, инструмент. Не жив не значит бессилен. Инструменту не обязательно быть сильным. Сила и умение нужны тому, кто пользуется им. И да, опасные инструменты нужно подальше от детей. Но спонтанный заговор, заговор песня скорее исключение, если вообще возможно.

Ну, в общем как... когда-то псалмы пели, то есть душа пела богу, или там просила заступничества. Теперь псалмы проговаривают. А ещё удивляются, что их за заговоры принимают. Вы, конечно понимаете, что дело тут не в названии заговоров или молитв псалмами.
Источник -"Кресту твоему"
Категория: Правила и каноны | Добавил: Янина (30.09.2013)
Просмотров: 1289 | Рейтинг: 4.4/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]